Кафедра латинского и иностранных языков
Центр межкультурной коммуникации
Интернет-олимпиада по латинскому языку - «Cogito, ergo sum» (Мыслю, следовательно существую.),
Внимание - «КУРСЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ЯЗЫКОВОЙ ПОДГОТОВКИ»,

II Международная олимпиада по английскому языку среди обучающихся медицинских и фармацевтических вузов (для участников из России)
THE 2nd INTERNATIONAL ENGLISH LANGUAGE COMPETITION FOR MEDICAL AND PHARMACEUTICAL STUDENTS (for foreign participants)
Для того, чтобы было легко жить с каждым человеком, думай о том, что тебя соединяет, а не о том, что тебя разъединяет с ним.
Л.Н. Толстой
Авторизация - ВХОД
Похоронно – поминальные обряды селькупов

Основными причинами смерти людей, по мнению селькупов, были следующие: поскольку Ноп дает человеку жизнь, то он ее и отнимает, когда сочтет, что срок жизни кончился. Поэтому смерть воспринималась как предопределение свыше. Но чаще, особенно в тех случаях, когда умерший не был старым, считали, что мертвые родственники позвали его и увели душу живого человека к себе. Предполагали, что душа умершего после смерти сразу поднимается наверх и в течение трех дней будет бродить около жилища и тех мест, которые посещала при жизни. После похорон тело умершего в кедровой колоде уплывало по течению реки к устью, где “за морем” находился город мертвых.

Умершего на 2-3 дня оставляли в жилище на том месте, где он умер в доме – под иконой. Всю посуду в помещении накрывали, зеркало занавешивали. Если умирал старик, старуха или ребенок до 14 лет (те, кто при жизни имел право подходить к священному месту в чуме), их тела переносили в эту священную часть жилища. Если умерший был издалека, то по истечению трех дней его тело выносили на улицу и укладывали в нарту, где оно лежало до приезда его. Пока умерший лежал в жилище, ему ставили пищу в то же время, когда ели сами, причем сначала кормили умершего. После трапезы его еду выливали в огонь. Время от времени в огонь бросали табак и водку, если умерший пил и курил. Обмывали тело тряпочкой из берестяной коробки посторонние люди (не родственники) на 2-3-й день.

Лицо умершего закрывали белым платком. Северные селькупы всю одежду в нескольких местах разрезали по швам . На покойного надевали то, что он носил при жизни, по возможности – все чистое. Особым элементом смертной одежды в южном ареале являются белые матерчатые чулки, их шили родственники умершего после его кончины, надевали их вместо обуви и повседневных вязаных шерстяных носков. Считалось, что в вязаных вещах нельзя хоронить, иначе душа запутается и не сможет покинуть тело. Матерчатые чулки шили “на живульку”, без узелков.

Обычно гробом служила выдолбленная кедровая колода. Выдалбливать ее начинали сразу после известия о смерти, все стружки и щепки тщательно собирали: часть смешивали с оленьей шерстью и набивали подушку для умершего, оставшееся везли на кладбище и там сжигали на поминальном костре. Гроб делали узким, чтобы едва протиснуть в него тело. С правой стороны в стенке гроба делали сверлом отверстие, через которое предполагалось, что живые – родственники или шаман – смогут общаться с покойным. Тело клали в гроб сразу, как он был готов или на третий день перед началом похорон. Голову укладывали на подушку. Под тело в гроб стелили кусок ткани; гроб ставили на оленью шкуру. В Нарымском крае в гробу делали подстилку из сухих листьев (с банного веника), а подушку некоторые пожилые женщины готовили себе заранее, собирая очески своих волос; сверху тело накрывали белой тканью. В некоторых случаях гробом служила долбленая лодка, распиленная поперек пополам.

На похороны собирались родные и все желающие. Гроб выносили открытым, из землянки в некоторых случаях - через окно и ногами вперед. На улице его устанавливали на нарту (если мужчина – на мужскую легковую нарту, если женщина – на женскую нарту). К нарте гроб привязывали веревками или арканом. В нарту впрягали двух оленей покойного.

Могилу готовили родственники умершего или посторонние люди по их просьбе. Отец или мать в этом никогда не принимали участия. Могильную яму рыли глубиной в рост человека “без головы”, для детей - в половину роста взрослого человека.

Тем, кто рыл могилу и делал гроб, отдавали остатки несъеденного на похоронах мяса и одежду умершего. По углам ямы ставили столбы высотой до уровня земли. На эти столбы клали расколотые вдоль бревна. На дно могилы ставили две плахи – “подставки” для гроба.

У каждой семьи селькупов было свое кладбище ( lattaril megti или lattaril etti). Оно располагалось в северо – западном или северном направлении, всегда ниже по течению реки относительно поселения., чтобы “покойники не смогли подняться к живым против течения”. Аргиш на кладбище вел тот, кто копал могилу – “он знал дорогу”. К его нарте привязывали оленей, везущих гроб. За ним ехали все родные и несли или везли вещи умершего. Если кладбище близко, все шли пешком. На кладбище гроб снимали с нарты, ставили на краю ямы. Лицо умершего открывали.

У северных селькупов забивали одного оленя (быка) из той пары, что везла нарту с гробом. Если оленя забивали дома, то отрезали оленью голову, снимали шкуру, разделывали тушу, мясо заворачивали в шкуру и везли к могиле; если забой происходил на могиле, то варили половину туши. Голову убитого оленя клали на гроб или на воткнутый шест в 5 -7 м от могилы. Когда мясо было готово, начиналось поминальное угощение. Около гроба ставили покойницкий столик, на котором раскладывали куски мяса, сало, мозги. Это была еда для самого покойного и всех умерших родных. Присутствующие ели мясо, вспоминали покойного, призывали других умерших принять участие в трапезе. Остатки угощения и все, что лежало на столике покойного, бросали в огонь.

Прощаясь с умершим, родные подходили к нему и прикладывались щекой к его лицу, женщины плакали. Потом все присутствующие, взявшись за руки, обходили гроб и могилу по солнцу. В гроб клали личные вещи умершего, затем гроб связывали ремнями или заколачивали и на вожжах или потяге от оленьей упряжке опускали в могилу. Все, что соприкасалось с гробом (веревки и пр.), тут же резали на куски и бросали в могильную яму. Кто – либо из старших мужчин или шаман выкуривал три трубки табаку и пепел вытряхивали в гроб (это был пепел для умершего). В яму спускали оставшееся имущество покойного – одежду, обувь, посуду. Все вещи портили: у ножа ломали острие, у иголок – ушки, у обуви – швы на подошвах и т.п. У южных селькупов широко было распространено представление, что каждый должен быть похоронен на своей земле; но если отвезти на свою землю не удается, то необходимо было “откупать” землю у чужих. Для этого старики, готовясь к смерти, в карманы одежды складывали медные монеты (копейки и пятаки – обязательно нечетные и медные). Такие же деньги кидали и на могилу умершему.

Когда гроб с телом и вещи были уложены в могилу, сверху на поперечные бревна клали настил из плах и берестяных тисок, засыпали землей. Холм покрывали деревянной покрышкой, выдолбленной из кедровой колоды или из плотно пригнанных кедровых досок. В прошлом, через несколько дней после похорон на могилой, устанавливали жертвенные деревья. На них вешали кусочки материи – жертвы. Затем их сменили “памятники” или кресты, на которых также вешали ткань белого цвета.

После похорон все присутствующие обходили могилу трижды по солнцу. Важно было не споткнуться при обходе могилы и при возвращении домой. Того, кто все – таки споткнется, ждала близкая смерть. Затем сразу отправлялись домой, унося все оставшееся с собой (мясо, посуду). Нарту, на которой привезли гроб с телом, ломали и оставляли рядом с могилой. Возвращались тем же путем. Отъехав на некоторое расстояние от могилы, головней рисовали поперечные полосы по своему следу или его перегораживали прутиками; нельзя было оглядываться назад, чтобы душа умершего не позвала за собой.

В прошлом практиковался способ воздушных захоронений, когда тело заворачивали в шкуру или бересту и подвешивали на ремнях на дереве. Через несколько лет остатки тела опускали в неглубокую яму и сжигали. В костер бросали вещи умершего. По – особому селькупы хоронили шаманов: тело устраивали в яме в сидячем положении, завернув в кожу или бересту и опутав ремнями, вещи складывали в отдельную яму. После его смерти делали куклу, вмещавшую его душу, которую хранили. Через некоторое время куклу подвешивали на дерево и (или) сжигали. Северные селькупы шамана хоронят на высоком помосте, укрепленном кедровыми корнями на столбе. Детей до года или мертворожденных младенцев хоронили на деревьях, завернув в бересту, или устраивали воздушное захоронение на столбах с навесом, в дупле или пне дерева. Самоубийц и утопленников хоронили в стороне от общих мест захоронений.

После похорон, вернувшись домой, все снова садились за поминальную трапезу. У южных селькупов основными блюдами были рыба и утка, обязательными – спиртные напитки. В XX в., под влиянием христианской традиции поминки стали справлять на 9-й и 40-й день. В эти дни приходили “посидеть на могилке”. На следующий день после похорон родственники умершего не работали. Гости в этот день разъезжались по домам. Родные раздавали оставшееся имущество покойного. Второго оленя и половину упряжи, оставшейся от похоронной нарты, отдавали сыну или младшему брату покойного. Северные селькупы в некоторых случаях после похорон переносили чум, где случилась смерть, на другое место. В доме мыли полы и всю посуду. После завершения всех обрядов могилу больше не посещали или посещали крайне редко (весной или осенью). При этом ставили перед ней еду, которую потом бросали в огонь, сами ели около костра. Во время еды плескали водку и чай в костер. Если проезжали мимо места захоронения, то на могиле оставляли табак или еду. Упоминая имя покойного, добавляли компонент чос-

Селькупы считали, что после смерти человек живет в ином мире, где ему могут понадобиться все те вещи, которые тщательно складывают ему в гроб и могилу. Вещи слегка испорчены, потому что в том мире не совсем все так, как в мире живых. Человек жив какой – то срок в загробном мире, его душа и там умирает и превращается в qawilko, qomilkqo. После этого человек умирает совсем, “от него ничего не остается”, или по корням деревьев пауки поднимаются на небо и видны живым людям светящимися точками. Вот почему бытует представление, что звезды – это чьи – то души.

 
Copyright © КрасГМУ - Кафедра латинского и иностранных языков г. Красноярск
Разработчики: Никитин А.А., Россиев Д.А., Россиев Д.Д., Булатова К.А., Гаврилюк О.А., Зотин А.Г., Ковалева В.Н. - 2010. Данный сайт работает на портале "VMEDE.RU"